15.06.2024

Год генерал-губернатора

Год назад, в декабре 2019 года, на иркутской политической сцене появился новый персонаж – Игорь Иванович Кобзев. Назначенный президентом России Владимиром Путиным врио губернатора рассматривался всеми как посланник центра в борьбе с последствиями катастрофического паводка. Это было вполне понятно и объяснимо. С ликвидацией последствий были проблемы, с этим даже никто не спорил, а кому как не заместителю министра по чрезвычайным ситуациям России последствия этих самых ситуаций ликвидировать? После долгое время все задавались вопросом – Игорь Иванович к нам надолго или лишь по делу. Перестановки в федеральном правительстве, в котором Кобзев не фигурировал показали, что генерал в Иркутск не на месяц-два, дольше.

Собственно, за год Кобзеву удалось сделать три вещи, каждая из которых по-своему значима, но, определенно, неоднозначна в восприятии местной общественности.

Во-первых, ему удалось отбросить приставку врио. Для ставленника Москвы в контексте протестного характера иркутского электората, проверенного многими выборами, серьезными проблемами, экономических и эпидемиологических трудностей (весеннее коронавирусное самоограничение практически во всем надолго останется в памяти) и традиционно сложных местных элит это не мало. Избрание в первом туре, за явным преимуществом, разумеется, укрепили позиции губернатора, однако не спасли от последовавших скандалов и уголовных дел на людей из органов власти.

Во-вторых, ему удалось привлечь внимание федеральных властей к ряду вопросов, имеющих для области особое значение. Это и экологическая ситуация вокруг Усольехимпрома и БЦБК, и Суворовское училище в Иркутске и ряд других вопросов.

Год генерал-губернатора
Фото: https://structure.mil.ru

Всем этим он начал заниматься сразу, еще до выборов, наряду с устранением последствий паводка 2019 года. Разумеется, большой вопрос, что кроется за этими шагами центра, стремление гладко провести выборы, или действительно возможности Кобзева привлекать внимание к области и ее потребностям. Как бы ни было, все это работает на благо области.

В-третьих, нельзя не отметить способность Игоря Кобзева разыгрывать политические комбинации и находить компромиссы с представителями политических элит. Избрание мэра Иркутска и переход бывшего уже главы города на работу в администрацию области, появление у руля правительства области Константина Зайцева, появление в правительстве представителей крупной промышленной компании «Полюс», все это звенья одной цепи, игравшие как на повышение шанса губернатора избраться на выборах, так и на возможность политического маневра без большого шума и конфронтации. Насколько видится и сейчас в преддверие выборов в Государственную Думу, новый губернатор Приангарья играет не последнюю роль в вопросах выдвижения кандидатов и их поддержке властями региона.

Однако целый ряд вопросов по-прежнему остается. До сих пор не завершено строительство жилья для пострадавших от паводков людей в Тулуне, Нижнеудинске. Многое уже сделано, но тема, ставшая одним из поводов для отсевки прежнего губернатора Сергея Левченко и назначения на эту должность человека из структур МЧС не закрыта полностью спустя год после назначения последнего.

Еще один вызов – осеннее обострение ситуации с коронавирусом. Конечно, не приезжающие вовремя машины скорой помощи, нехватка койкомест в больницах, сложности с поставкой лекарств – это вопрос не только к губернатору, тут определенная доля вины есть у всех, от Кремля до муниципальной власти.

19 пациентов с COVID умерло в Иркутской области за одни сутки
Фото редакции “Иркутск Сегодня”

Но и себе в актив борьбу с коронавирусом губернатор занести пока что не может. За все время не предложено никаких передовых решений, которые бы облегчили ситуацию и дали жителям области повод поверить в скорую победу над вирусом. Сейчас надеемся, что новый министр здравоохранения региона, ранее работавший в столице России, сможет изменить ситуацию к лучшему.

Но в кадровой политике вопросы еще есть. Очевидно, что политик, долгое время являвшийся заместителем федерального министра и решавший очень специальный круг вопросов не имеет в загашнике полной колоды кандидатур, способных заместить все вакансии в областных министерствах. И в этом контексте назначение чиновников, подпадающих под пристальный взгляд следственных органов, конечно же, аппаратный провал, объяснимый удалённостью Кобзева от региона на протяжении всего предыдущего периода своей деятельности на государственной службе. Ровно такую же картину мы видели в бытность главой региона Александра Тишанина, приведшего в регион большую группу управленцев из Челябинской области. Такая кадровая политика была встречена местными политическими кругами совсем не благожелательно. Сейчас, конечно, не с таким размахом история повторяется с назначением людей так или иначе связанных с Воронежем (Руслан Ситников, Евгений Левченко). При этом Кобзев стремится сохранить баланс политических сил. На посту остались многие представители прежней команды управленцев (Валентина Вобликова, Анатолий Прокопьев, Илья Сумароков, Владимир Родионов). Правительство пополнилось кадрами, связанными с теми или иными группами интересов, представленными в Иркутской области: Георгий Кузьмин, Виктор Галицков, Андрей Бунёв. Это позволяет говорить о том, что Кобзев хорошо чувствует баланс интересов и учитывает это в своей работе. Сложно сказать, насколько успешным будет такой баланс с точки зрения реальной работы в интересах Иркутской области, однако, в то, что у губернатора не возникнет напряжения с кем-то из основных политических сил в регионе, бесспорно.

Другое дело, что сложившаяся ситуация во многом связана со слабостью политических сил в Иркутской области. Фактически региональное отделение “Единой России” осталось за бортом кадровой политики (если не считать ритуального согласования заместителей главы правительства). Увы, партийные структуры на областном уровне не имеют возможности продвигать своих представителей в органы власти, обеспечивать им сильную политическую поддержку.

Будущее губернатора Игоря Кобзева (как и всей российской власти) вряд ли можно назвать безоблачным. Ситуация с коронавирусом, проблемы в экономике, несбалансированность бюджета (принятого, но не удовлетворяющего интересам региона), выборы в Государственную Думу, рост социального напряжения в связи с эпидемиологическими ограничениями и экономическими трудностями. С этим губернатору придётся работать в следующий год. Правда, эта ситуация в Иркутской области не уникальна. Это общий тезис для всех региональных властей. При этом позиции Кобзева гораздо прочнее, чем у его коллег по цеху из регионов-соседей – Красноярского края и Республики Бурятия, где критика региональных властей стала неотъемлемой частью политического пространства.

Жителем Прибайкалья же остается надеяться, что работа губернатора на втором году его пребывания в Иркутской области не зациклится на обеспечении приемлемого для Кремля результата выборов в Госдуму, будет более эффективной, а актуальные вопросы будут решаться быстрее и качественнее.

Максим Тирских. “Иркутск Сегодня”

Сообщение Год генерал-губернатора появились сначала на Иркутск Сегодня.