20.05.2024

Недовольные слушатели бизнес-тренингов и курсов развития не находят поддержки в суде

elenabs / Depositphotos.com Сфера «курсов личностного роста», «бизнес-коучинга», марафонов «Как прямо сейчас начать зарабатывать миллионы» и прочей просветительской продукции бурно развивается, на рынке тренинговых услуг работают более полумиллиона бизнес-тренеров, однако в обществе складывается мнение, что законодательное регулирование данной сферы пока не «поспевает» за ее развитием. В частности, ни рынок, ни законодатель не сформировали пока никаких критериев качества таких услуг. Поэтому разочарованные слушатели, – которые идентифицируют себя в качестве обиженных потребителей в терминах Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I «О защите прав потребителей», – безуспешно пытаются вернуть деньги за обучение в суде. При этом они испытывают трудности с доказыванием низкого качества обучения (даже если оно и впрямь «низкое» по стандартам, например, неформальных сообществ самих коучей). Кроме того, суд вообще может не увидеть в них потребителя в смысле Закона о защите прав потребителей, – ведь если слушатель курсов платит за знания, которые он намерен использовать в своей предпринимательской деятельности, то это не очень-то согласуется с целями, которые преследует законодательство о защите прав потребителя. Именно на это указал Восьмой КСОЮ, отказывая в иске о частичном возврате стоимости онлайн-курса по организации продаж в Интернете: истец (ученица) указывала на ненадлежащее качество предоставленной услуги, под которым она понимала как отсутствие ожидаемого результата обучения (в виде приобретения новых знаний в области рекламы, позволяющих получать доход от соответствующей коммерческой деятельности), так и «технические» дефекты самого онлайн-курса (маленький шрифт текстов, неудобная навигация, медленная загрузка материалов, отсутствие звука видеоролика в одном из блоков и т.п.); суд установил, что истец получала информационно-консультационные образовательные услуги; указанные истцом «технические» недостатки суд не счел доказанными, а по поводу того, что истец по результатам неполного обучения пришла к выводу о недостаточности получаемых знаний, суд счел, что само по себе это не свидетельствует о ненадлежащем качестве оказанных услуг; суд пересчитал в пользу ученицы размер денежных средств, которые ей следовало вернуть в связи с односторонним отказом от обучения (тренер завысил сумму своих фактических расходов), но, учитывая объяснения истца о том, что спорный курс был приобретен у ответчика исключительно с целью извлечения дополнительного дохода, и отсутствие доказательств направленности действий по заключению спорного договора, получению соответствующих знаний на удовлетворение личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с предпринимательской деятельностью, суд отказался применять к спорным правоотношениям положения Закона о защите прав потребителей, поэтому во взыскании неустойки, компенсации морального вреда и штрафа ученице было отказано. В Шестом КСОЮ рассматривалось дело о полном отказе от курса личностного роста и саморазвития: дело в том, что после оплаты и даже частичного обучения неофитка обнаружила, что для получения сертификата по окончании курса ей нужно будет самой найти и проконсультировать не менее 15 посторонних лиц, и при этом получить составленные ими видеоанкеты. Поняв, что у нее нет желающих получать консультацию и снять видеоанкету, ученица потребовала вернуть ей деньги за курс целиком, но ни коуч, ни суд с этим не согласились: между сторонами в акцептно-офертной форме заключен договор возмездного оказания услуг по обучению, личностному росту и саморазвитию путем проведения тематических семинаров, курсов, тренингов и индивидуальных чатов обучения и др. в форме онлайн-трансляции по сети Интернет либо комплексного обучения. При этом в качестве результата услуг в договоре-оферте, размещенном в сети Интернет на сайте ответчика, также указаны действия исполнителя по проведению тематических семинаров, курсов, индивидуальных чатов обучения и других форм онлайн-трансляции по сети Интернет; в соответствии с подп. 3.2, 5.1, 5.2 договора-оферты, заказчик подтверждает, что до момента заключения договора (акцепта настоящей оферты) получил от исполнителя полную информацию о сроках, порядке оказания услуг. Оплатив услуги обучения по данной программе, истец тем самым акцептовала оферту ответчика, при этом характеристики курса размещены на сайте ответчика и предусматривают трансформационное обучение до 30 дней, личный кабинет, сертификат об обучении, еженедельную онлайн-сессию, индивидуальный разбор заданий, постоянную поддержку куратора, и т.п., в том числе «новый финансовый уровень, улучшение здоровья, консультацию психолога по снятию блоков»; истец посетила 22 видеоурока, выполнила тестовые задания «на определение сил и подсознательных ценностей», прошла «консультацию психолога по снятию денежных блоков» и множество подобных просветительских интернет-мероприятий. Затем куратор сообщил ей о необходимости самой найти людей (минимум 15 человек) для успешного освоения практической части тематического курса; именно истец не выполнила условие курса – не проконсультировала 15 клиентов, не представила видеоанкеты, в связи с чем сертификат ей выдан не был. При этом ответчик не давал никаких гарантий, что ученица сможет успешно пройти практическую часть курса, которая полностью зависела от ее коммуникационных навыков и круга общения; в связи с этим суд пришел к выводу, что поскольку ответчик до заключения договора предоставил истцу полную и необходимую информацию о предоставляемой по договору услуге, права истца как потребителя ответчиком не нарушены, а значит, оплаченная по договору оказания услуг денежная сумма, неустойка, штраф, компенсация морального вреда взысканию не подлежат. На этом информационном фоне озвучиваются предложения по «наведению порядка» – от лицензирования коучинга до создания реестров – либо добросовестных просветителей, либо так называемых «инфоцыган». Пока что Минтруд России предложил ввести профессиональный стандарт для бизнес-тренера. Проект профстандарта предлагает для бизнес-коуча минимальный образовательный ценз (бакалавриат), требования к опыту работы (не меньше года) и описание трудовых функций – проведение бизнес-обучения по формированию новых знаний и умений, методическое обеспечение такого обучения и управление им (Определение Шестого КСОЮ от 1 ноября 2021 г. по делу № 8Г-22458/2021[88-22440/2021], Определение Восьмого КСОЮ от 20 декабря 2021 г. по делу № 8Г-23904/2021[88-21592/2021]). Теги: образование и наука, судебная практика, физлица Источник: Система ГАРАНТ

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Comments links could be nofollow free.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.